1964-1989 Абрамцевские выставки

После разгрома Хрущевым Манежной выставки и запрета на формализм деятельность студии «Новая реальность» перемещается в Абрамцево. Дом в Абрамцеве был куплен Элием Белютиным, а достроен и переоборудован под мастерские силами студийцев. Были назначены старосты из числа «Новой реальности», отвечавшие за хозяйственную, строительную и художественную часть. Вера Преображенская вела подробные дневники, позволяющие реконструировать жизнь художников в Абрамцево. 

На каждый весенне-летний сезон художники студии приезжали в Абрамцево поработать вместе, а в конце лета проходили отчетные выставки. На выставки собирались гости из Москвы и из других стран. В 1989 году в Абрамцево посещали работники Сотбис, приехавшие в Москву на первый международный аукцион. Здесь же завязывались контакты с организаторами будущих зарубежных выставок «Новой реальности». Несмотря на отсутствие официальной выставочной деятельности, художники студии продолжали активно работать и выставляться перед избранной аудиторией московской и зарубежной интеллигенции. Графические работы располагались внутри дома, а большие живописные полотна выставлялись на прилегающем к дому участке, взаимодействуя с красками окружающей природы. О выставках белютинцев упоминают в своих воспоминаниях Генрих Сапгир, Илья Эренбург, польский искусствовед Александр Войцеховский.

На протяжении сорока лет художники продолжали регулярно приезжать в Абрамцево, состав менялся, пополнялся новыми членами, ядро студии сохранялось. Что же так влекло художников к молодому Элию Белютину? Спустя два года после начала занятий в его студиях занималось уже порядка 120 человек. Зачастую это были уже зрелые художники, старше самого Белютина.

В основу педагогической теории Белютина легла методика П. Чистякова, удивительного педагога, воспитавшего не одно поколение великих русских художников: Врубель, Суриков, Репин, Борис-Мусатов, Поленов, Серов. Будучи аспирантом, Белютин разыскивал по архивам музеев и Академии художеств записи Чистякова и сумел их впоследствии опубликовать.

Белютин воспринимался своими учениками как естественный преемник творчества русских мастеров начала XXвека. Его педагогами были Павел Кузнецов, Аристарх Лентулов, Лев Бруни, он знал лично Владимира Татлина, участвовал в спасении его архивов, когда после смерти художника их собирались просто выкинуть на улицу. Еще в процессе обучения Белютин имел возможность знакомиться с современным мировым искусством и с образцами русской авангардной живописи, закрытыми для широкой публики. Белютин выполнял роль моста между традициями живой дореволюционной русской культуры и поствоенной культурой соцреализма, в которой так не хватало живого дыхания мысли и вдохновения.

Помимо основ рисунка и живописи, теории живописи, Белютин преподавал своим ученикам историю искусства. Постепенно, шаг за шагом, Белютин подводил своих учеников к пониманию художественной условности. От первых штрихов и точек они переходили к послойному снятию информации с натуры, постигая всю многосложность языка условности, приближаясь к беспредметному, но конкретному изображению. Он ввел их в систему эмоционального восприятия и фиксации эмоций изобразительными средствами.  Он помог им выйти за рамки узкопрофессиональной замкнутости  и уверовать в свои возможности. Понятие фактуры цвета, работы с плоскостью и пространством, новые функции цвета – все это расширяло арсенал средств, которые были одинаково применимы в станковом и декоративном искусстве. Он давал богатый инструментарий  - точка, линия, цвет, тон, светотень, фактура, вес, свет, поверхность, форма, материал, объем, движение, ритм – все это, как основные принципы видения (духовное, творческое, эмоциональное и т.п.), имело систему знаков, систему закодированного изображения, которая позволяла художнику выразить многогранность восприятия мира – от предмета до космоса.

Учитель Белютина, художник Павел Кузнецов, присутствовавший на первых выставках студийцев, восторгался их «коллективизмом», утверждая, что именно к такому стремились мастера авангарда начала века.  Действительно, это поражает, как художники, люди с сильно выраженными характерами, могли уживаться в течение такого долгого времени в пространстве одной мастерской. Их всех сплачивала идея и потребность в творчестве, а также личность Элия Белютина, талантливейшего педагога, открывавшего им новые горизонты искусства в них самих. 

Яндекс.Метрика